Французы в 1812 году в Кутеинском Богоявленском монастыре


Авторы: Е. Р. Романов; Год издания: 1901

Из издания: Могилевская старина. Выпуск 2

собор Кутеинского монастыря
собор Кутеинского монастыря

На днях пишущий эти строки имел случай осмотреть составленную в 1812 г. опись оршанского Кутеинского Богоявленского монастыря, носящую заглавие: „Опись оршанского Кутеинского Богоявленского монастыря, с таковой же при сдаче оного новоопределенному но указу могилевской духовной консистории о. казначею иеромонаху Арсению, зданиям церквей, в них утвари и ризнице, зданиям монастыря, мебелям оного, разной посуде монастырской и другим вещам, к току ж строениям и экипажам оного монастыря. С поверкою описи свидетельствована июня 10 дня 1812 года".

На описи имеются подписи иеромон. Арсения, священника могилевской Вознесенской церкви Фео дора Кирножицкаго, священника бабиницкой церкви Антония Зубова, и пометка: „На представленной в могилевскую духовную консисторию таковой описи протоиеромонах Иоиль подписался сими словами: „в точном приеме всех по сей описи изображенных монастырских и церковных вещей казначеем Арсением в свое ведение свидетельствую. Больной Иоиль".

Выше указанное время составления описи сразу определяет ее значение для истории церквей могилевской губернии. 10 июня составлена опись, а 15 июня французы вступили в Россию и уже 6 июля заняли Оршу, где оставались до 8 ноября.

Но интерес описи усугубляется еще тем, что по пей „все монастырские вещи свидетельствованы 31 декабря 1812 года и чего протии иной не оказалось, то против каждой вещи обозначено". Свидетельство это подписано протоиеромонахом Иоилем, благочинные иереем Иоанном Ростовским и благочинным иереем Стефаном Львовским.

Опись таким образом дает возможность не только установить имущественное положение монастыря пред войною, но и определить вред, причиненный обители французами..

В монастыре в это время были две церкви: Богоявленская, деревянная, названная в описи старинною, с приделами Благовещения и арх. Михаила, и каменная, двухэтажная, внизу с престолом Рождества Христова и вверху — Андрея Первозванного.

Колокольня была одна, деревянная, с двойными воротами и калиткою. Колоколов четыре.

Близ каменной церкви начинался деревянный флигель келий, где было 4 комнаты, сени, кладовые. К флигелю примыкало каменное строение, разделенное двумя сенями на три части: в одной продолжались братские кельи (три); за первыми сенями шло помещение игумена, из 4 комнат и прихожей, за ним амбар, кладовая, келарня; и за вторыми сенями трапезная и кухня.

Из других строений опись указывает: амбар тристенный каменный при оградной стене, для муки; амбар каменный же при верандной стене —для хлеба, за ним деревянный — для крестьянского запасного магазина; при стене оградной каменная возовня, a за нею вновь два амбара деревянных и ледник. При колокольне было еще две ветхих вновь переставленных кельи с комнатами.

Вокруг монастыря была каменная ограда и в ней двое ворот. При воротах к Днепру находилась каменная кузница, пристроенная к ограде, и баня.

Отдельно от монастыря находился футор , или скотный двор. В нем были: большая жилая изба, малая изба для молодого скота, пять скотных сараев, три сенных шестистенных пуни, винокурня, два овина, с евнею и осетью, и при них четыре хлебных пуни, с поветью для соломы. На речке Кутеинке находилась мельница с каменною плотиною, на два камня; молотье в мельнице производилось уже и тогда «точию весною во время наводнения». Теперь речки этой не существуете

При слободе Песчанке находился шинковый дом, с избою, амбаром и погребом.

Монастырь имел в то время 26 коров, 10 лошадей, 2 быков; 4 подтелков, 5 телят, 55 овец, 25 свиней, S коз, 10 гусей, 15 кур и 20 колод пчел.

Монастырь был в достаточной степени снабжен утварью, посудою, мебелью, орудиями, экипажами.

Монастырские церкви имели богатую ризницу (35 риз с принадлежностями), круг церковных богослужебных книг (120 томов), пять приборов священных сосудов, 4 напрестольных креста и т. д.

При вторичном освидетельствовании монастырского имущества, после четырехмесячного владения им французами, оказалось следующее:

В деревянной церкви и в колокольне но уходе французов обшивка около церкви внизу „пообдирана". Внутри церкви взяты: бывшая „на придельной правой стороне на местной Спасителевой иконе" корона медная, па Благовещенской иконе „венец подлого серебра4", „венец серебряный, местами позлащенный, па Богородичной иконе на младенце Иисусе да коралл мелких ниток семь"; взята бывшая па поносной Богородичной иконе корона серебряная самой последней пробы и коралл ниток пять, на которых и крестик финифтевый с камушками; из 14 бывших в этой церкви лампад — одна оказалась испорченною и „без цепок". На престоле взят трисвященник медный; из 11 медных подсвечников — осталось только три; из 2 блюдец аптидоровых оловянных — одно взято; испорчены сосуды оловянные для благословения хлебов; взяты „ два таза желтой меди и третий котельчик".

В скарбце церковном хранилось восемь евангелий в металлических, большею частью, серебряных богатых оправах. После ухода французов все оклады с евангелий оказались ободранными, в некоторых евангелиях пострадали и самые листы книг; но части окладов, всего весом 17 фунтов, потом найдена в земле.

В алтаре, из пяти чаш, весивших 7 фунт., оставлена одна из „подлейшего" серебро; из восьми дискосов взято пять; копия взяты два; звездицы две; взята гробница серебряная, вес. 3 ф., шесть лжиц серебряных, три ковшика для теплоты и для воды, серебряные и медные; из трех кадильниц взято две; взят фунт коралл, снятых с икон; крест, оправленный в серебро, и крест подлого серебра; наконец, из скарбца взято серебра в ломе 1 3/4 ф.

Из этой церкви, кроме того, взято напрестольное облачение из сукна „золотом украшенного", шелковые платы и облачения с престолов и жертвенников.

В каменной церкви взяты напрестольные облачения, катапетазмы; самые престолы оказались разрушенными; из облачений взяты парчевая и штофная ризы с золотым оплечьем и оторвано бархатное оплечье от другой ризы; на нескольких ризах оторвано золотое шитье, позументы, взято два шелковых подризника, мантия архимандрита, епитрахиль парчевая; два воздуха, по словам описи, „сожжены французами", два покровца взяты; взяты также все холстинные подризники, несколько поручей, все платки, полотенца и плащаница.

Но книг церковных французы не трогали. Из мебели также не оказалось только одного стола и 2 стульев. Но посуда взята решительно вся: медная, оловянная, стеклянная, фаянсовая и деревянная; точно также взяты и все инструменты, бывшие в монастыре: пилы, долота, бурава, лопаты и т. п.

Из кузницы взят мех и часть инструментов. В амбарах сожжены двери; в бане раскрыта крыша.

В хуторе сожжены 4 сарая; взяты все телеги, колеса и сбруя. В винокурне сожжен чоп. В овине сняты ворота. В шинке сожжены все строения. В возовне забраны все экипажи. В описи лошадей, скота, птицы; пчел отметка: „все сие разгралено и истреблено французами".

Таким образом, от монастыря осталось очень немногое: ободранные и ограбленные церкви с разрушенными престолами, мельница, келейные постройки, избы в „футоре", наместные иконы и богослужебные книги.

Все остальное было или сожжено и уничтожено французами или увезено ими.

Часть заграбленного серебра, как сказано выше, братия нашла потом в земле. Но это конечно было каплею в море, и монастырь долго не мог оправиться от французского разорения.

В Орше существует легенда, что казаки, преследовавшие Наполеона, видя бедственное положение монастыря, пожертвовали на ёго восстановление десятки пудов серебра, отбитого у французов.

Опись, которою я пользовался, дает определенные указания и со этому вопросу, На последней странице ее находится такая запись:

"1812 года декабря 31 дня. Оршанского мужского Богоявленского монастыря от иер(о)монаха Амвросия поданные от казаков в оный объявлены вещи следующие:
1-е. Разных золотых позументов с серебряною фольгою и несколько таковой же бахромы, весом 1 ф. с половиною.
2-е. Мишурного белого позумента 6 арш. с четвертью и 2 вершка.
3-е. Воздух на бархате малиновом, золотом шитый, с бахромою вокруг.
4-е. Покровец алого бархату с обкладкой мишурною желтою.
5-е. Покрывало небольшое зеленого цвета бархату, позументом вокруг обложенное.
6-е. Парчи золотой пять аршин с половиною.
7-е. Серебра лому весом 1 фунт и три четверти и 4 лота.
Кои вещи все запечатаны с прочими монастырскими церковными вещами в церковном скарбце". (Следуют подписи).

Отсюда очень далеко до десятков пудов серебра, и казацкий дар не мог улучшить бедственного положения монастыря.


Комментарии к “Французы в 1812 году в Кутеинском Богоявленском монастыре”

Нету комментариев.